Сентябрьские гастроли. Маргуцек.

 

Отработав концерт в Досатуе, мы быстро перекусили в местной столовой, благо, повара приготовили для нас отменный ужин. Пока студенты уплетали суп, я успел взять небольшое интервью у главы села, Ирины Балагуровой. Не могу не привести слова Ирины Юрьевны, настолько тёплым и неофициозным был её искренний отзыв о концерте и работе наших студентов:

— Сегодня у нас в посёлке Досатуй выступили студенты училища культуры. Очень здорово, на одном дыхании прошло их выступление, и те зрители, которые их дождались, приняли их бурными аплодисментами. Молодцы, ребята! Так держать! Хотелось бы, чтобы кто-то из студентов вернулся бы к нам в Приаргунский район для продолжения работы. Мы рады вас приветствовать вас и ждём вас.

Вроде бы простые слова, но сказаны от души. Это особенно ценно в наше время, ведь сейчас особо никого ничем не удивишь. Как говорится, видели-перевидели всё и всех по телику. Но что-то цепкое есть в фольклоре и народной культуре, что-то такое, что держит до последнего аккорда внимание и маленького, и большого зрителя.

Было бы несправедливым не отметить работу самих студентов, которые со всей ответственностью отнеслись как к поездке, так и к каждому концерту в отдельности. Между выступлениями ребята могут позволить себе немного расслабиться и даже по-доброму подурить, но во время выхода на сцену они полностью собираются. Для меня это удивительнее всего, учитывая, в общем, небольшой опыт работы ребят на сценических площадках, где требуется не только физическая подготовка и безупречное знание материала, но и определённая психологическая подготовка, а также умение работать в команде. Учитывая, что ребята крепко выматывались в поездке, где каждый раз их растрясала не самая лучшая дорога, их умение собраться и отработать концерт на все сто процентов заслуживает отдельных слов благодарности, которую по праву вместе с ними разделяют их преподаватели…

Поблагодарив поваров за вкусный ужин, покатили в Маргуцек. К моменту отъезда из Досатуя погода успела заметно испортиться. Небо затянуло серой хмарью и вскоре на лобовом стекле автобуса стали появляться мелкие капли дождя, которых с каждой минутой становилось всё больше. Пока автобус катил по тряской просёлочной дороге, я вспоминал трогательную сцену, невольным свидетелем которой стали студенты и преподаватели. Пока мы ужинали, рядом со столовой три местных девчонки терпеливо ждали выхода наших парней-хореографов. Не заметить мелькания юных поклонниц мы не смогли. Глядя на томления девчонок, кто-то из преподавателей тихонько сказал:

— Видать, влюбились.

Уже через несколько минут, когда студенты выйдут из столовой, юные поклонницы всё-таки найдут в себе смелость подойти и поговорить с ребятами, обменявшись с ними номерами телефонов. Счастливые, они отойдут в сторонку, и будут стоять до самого нашего отъезда, помахав нам на прощание. Кому-то это может показаться глупостью и пустой забавой юных созданий, а по мне это вполне нормально. Это просто жизнь и молодость…

Тем временем, пытаясь сократить маршрут и наверстать упущенное ещё с самого утра время, съеденное ремонтом сломанной выхлопной трубы, мы успели заплутать в бескрайних пшеничных полях Приаргунского района. Иваныча сбил с толку навигатор нашего звукорежиссёра, с завидным упрямством показывавший кратчайший путь до Маргуцека через Кличку. Всё шло более-менее ничего, но перед самым въездом в Усть-Тасуркай дорога, значившаяся под кодовым названием 76К-113, и без того не блиставшая качеством и состоянием, стала и вовсе похожей на убитый танкодром, временами заставлявший наш автобус ложиться на бок. Решив не злить судьбу, Иваныч поставил автобус на ручник и голоснул первый попавшийся жигулёнок вишнёвого цвета, двигавшийся нам навстречу. Местные жительницы доходчиво объяснили нашему водителю, что дальше ехать нет смысла – застрянем:

— Там дороги давно нет, реками всё поразмыло.

Аргумент местных попытался разбить своим аргументом Иван Николаевич:

— У нас навигатор, а он показывает, что дорога здесь есть.
— Ну, раз у вас навигатор, то едьте, только вы там застрянете намертво. Так что, едьте-ка вы лучше через Краснокаменск. Пусть дольше будет, зато надёжнее.

Решив не испытывать судьбу на прочность, Иваныч развернул автобус, взяв курс на Краснокаменск…

В дороге время идёт особенно. Сначала ты считаешь минуты и часы, а потом просто перестаёшь замечать время, оставшись один на один с дорогой и бескрайними полями. Где-то в этих местах давным-давно шли конные караваны казаков. Без телефонов и Интернета, часто без всяких карт, надеясь только на Бога и свои силы, они умудрялись проезжать сотни километров. Сегодня это даже представить трудно. Село Маргуцек казаки не основывали, его основали советские люди, но в 1940-м году были свои сложности. В стране шла третья пятилетка индустриализации. Оставался год до самой кровопролитной войны в истории человечества. В это время Советский Союз, руководство которого уже не сомневалось в агрессивных планах Гитлера, с помощью производственных мощностей наращивало военный потенциал страны.

Согласно документам, именно в это время на северо-западе Краснокаменского района в долине реки Урулюнгуй на месте будущего села военными начала строиться железнодорожная станция, находившаяся в то время в ведении Забайкальской железной дороги и находившаяся в эксплуатации железнодорожной линии «Харанор — Досатуй», перешедшей в 1946-м году на положение консервации. Место, где работали военные, прозвали «Красной деревней» из-за вагончиков красного цвета, в которых жили военные строители.

С 1946 по 1950 год ветка перестраивалась военными строителями в/ч 61299 и лишь в 1956-м году перешла под юрисдикцию гражданских сооружений.

Название станции произошло от бурятского мүргэдэг — «бодающиеся горы», благодаря двум сопкам, расположенным рядом с селом, днём рождения которого будет считаться 1952 год. К этому времени страна ещё не до конца отошла от ужасов Великой Отечественной. Растерзанная экономика Советского Союза только восстанавливалась. До смерти Сталина оставался год.

За размышлениями я не заметил, как мы добрались до Маргуцека. Нас уже второй час ждали зрители. На раскачку не было ни минуты. Загодя разбуженные Цыцыгмой Бато-Болотовной студенты уже приводили себя в порядок, готовясь к выступлению. К этому времени дождь припустил вовсю. Выходя из автобуса, ребята, прыгая через лужи, быстро забегали в клуб, держа над собой вешалки с концертными костюмами. Спустя несколько минут начался долгожданный концерт.

И снова сцена с кулачок, но как нас принимали! Это стоит того. Уже после концерта молодая мама с ребёночком на руках скажет мне:

— Спасибо вам большое! У нас ведь почти никто не бывает. Кто в такую даль поедет? Невыгодно.

Невыгодно… Какое страшное слово, если вдуматься. Сколько мальчишек и девчонок не могут поступить в средние и высшие учебные заведения только потому, что их руководству невыгодно брать на учёбу детей безденежных родителей. А ведь среди них наверняка есть талантливые ребята, которым сам Бог велел учиться, становясь новыми пироговыми, менделеевыми, рождественскими, туполевыми…

К сожалению, я не смог сделать много снимков в клубе Маргуцека – свет был не самым лучшим, но я сделал для себя определённые выводы из своих журналистских наблюдений, что нашёл для себя тоже немаловажным. Вернусь ли я в это далёкое забайкальское село, знает только седой Бог, но я рад, что побывал здесь, в каком-то смысле, ощутив себя астронавтом, ступившим на поверхность далёкой Луны, где живут хорошие, добрые люди, ещё не разучившиеся здороваться и искренне благодарить артистов.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Максим Стефанович

Фото автора